31.05.2018
Алкогольная арифметика

– Дома ни грамма водки, а ты мебель покупаешь, – журит алкоголик из анекдота жену, которая принесла домой скалку. Если уж на то пошло, как говорили наши бабушки, когда требовалось привести железные аргументы
в свою защиту, во сколько же обходится государственной казне лечение самих беспробудных пьяниц?
Чтобы получить ответ на этот вопрос, корреспондент газеты «Родник плюс» отправилась в цен-
тральную районную больницу.

Что почём?
По данным экономической службы ЦРБ, в первом квартале 2018 года среднее пребывание на больничной койке в стационаре наркологического отделения составило девять дней, стоимость одного койко-дня – 1218 рублей.
– Это так называемая расчетная сумма, фактически же расходов может быть и больше, – пояснил главный врач района Камиль Яппаров. – К примеру, если для больного купили универсальный лекарственный препарат, привлекли специалиста из системы ОМС, провели диагностическое мероприятие и т. д.
Всего за четыре месяца 2018 года бригадой скорой медицинской помощи обслужено 465 вызовов с алкогольной интоксикацией, в наркологическом отделении пролечено 246 человек (50 женщин и 196 мужчин), 28 из которых прошли через реанимацию. Таким образом, по самым скромным подсчетам, лечение данных профильных больных обошлось республиканскому бюджету в
2 млн 727 тысяч рублей.

Затраты – миллионные
За весь 2017 год, как сообщила начальник планово-экономического отдела ЦРБ Эльвира Габидуллина, учитывая лечение в наркологическом отделении и реанимационных палатах, выезды скорой помощи, затраты составили более 10 миллионов рублей.
– На эти деньги можно или целый год кормить всех пациентов больницы, или приобрести 5 автомобилей скорой помощи со всем оборудованием, или столько же УЗИ-аппаратов, или компьютерный томограф, в котором так нуждается наше лечебное учреждение, – констатировал Камиль Саматович. – Я уже не говорю о том, что больные алкогольной зависимостью создают большую нагрузку для стационара, поскольку они госпитализируются, как правило, в экстренном порядке. Из-за этого страдает плановая госпитализация диспансерных больных, приходится переносить сроки стационарного лечения запланированных больных.
По словам врачей, в большинстве случаев больные с алкогольной интоксикацией первые сутки проводят в  реанимационном отделении, где им оказывается интенсивная терапия дорогостоящими препаратами, так как их чаще всего доставляют в приемный покой в коматозном состоянии с угрозой для жизни.

Постоянные «клиенты»
В наркологическом отделении ведется журнал учета, в котором зафиксировано, что в 2018 году больше всего лечились больные из поселка Чишмы (125 человек), а также сел Кара-Якупово (8), Калмашево, Алкино-2, Верхние Термы (по 7), Старомусино (6), Шингак-Куль, Арсланово, Еремеево (по 5). В отделении также «отметились» жители некоторых других районов: Благоварского, Уфимского, Давлекановского, Кармаскалинского, Аскинского, Мелеузовского. Кстати, 30 человек поступили повторно. Одного из них, персонажа публикации «В придачу букет болезней» (газета «Родник плюс», №51 от 27 июня 2017 года), автор этих строк узнала сразу. Сорокачетырехлетний Рустем Салихов (имя и фамилия изменены) из райцентра тогда клялся, что это в последний раз, так как больше не хочет пережить то, что пришлось, планировал даже сходить к знахарке: мол, говорят, помогает. Видно, и шаманка оказалась бессильна – он здесь уже в четвертый раз с начала года. «Постоянный клиент», как назвала его одна из медсестер, начал неплохо разбираться в наркологии, правда, применительно к другим.          
– Со мной рядом лежит парень. Сегодня, наверное,  у него будет белая горячка. Не то начал говорить, – со знанием дела рассуждает Рустем. – Я его «поймал» в мелочах: кто не понимает, тот даже не заметит. Если все сопоставить – то ясно, что точно начнется.

Дальше – как пойдёт
Марина Никитина (имя и фамилия изменены) из небольшой деревни до этого тоже уже лечилась в наркологическом отделении. И не раз. Она вдова, у нее четверо детей.
– У Кирюши (имя изменено) сегодня праздник последнего звонка. Мой сыночек окончил первый класс, – еле сдерживала слезы молодая женщина. Но, не удержавшись, зарыдала. Немного успокоившись, продолжила: – Младшая дочь учится в четвертом классе, она круглая отличница. Старшие дети уже устроены: один обзавелся семьей, другой – студент колледжа. Много пить не могу – печень больная. Человек я добрый: придут ко мне гости, обязательно стол накрою. Начинается со светлого пива, дальше – как пойдет. Сегодня восьмой день, как я вышла из реанимации. Но все еще в себя не пришла. Очень хочу выздороветь.   

За встречу!
Охранник торгового центра Ринат Сафаров (имя и фамилия изменены) из Уфы лежит под капельницей. У него – своя история.
– С другом выпили за встречу литр водки. С приятелем все в порядке – он крепкий, а мне в тот же день стало плохо. Надеюсь, жена простит меня – мы вместе много лет. Так не бывает: живешь с супругом, пока он хороший, и выгоняешь на улицу, как только оступился.
Мужчина убежден, что человека уговорами не вылечить от алкоголизма:
– Кому-то скажешь «не пей» – он твои слова пропустит мимо ушей, а трезвенника не заставишь даже поднять рюмку. Все зависит от нас самих. Я сам виноват в том, что со мной случилось. 

«VIP-палата» для бомжей
Наркологическое отделение больницы рассчитано на 20 человек: одна палата – для женщин, и в ней, как заметила корреспондент районки, – «аншлаг», три – для мужчин, а с некоторых пор отвели еще отдельную палату для лиц без определенного места жительства.
– Зачастую этих людей, попавших в большую беду, – иначе и не скажешь, на дороге подбирают сотрудники скорой помощи – пьяных, грязных, с чесоткой и вшами, – поясняет постовая медсестра Мунира Валеева. – Их одежду мы сразу же отправляем на обработку в автоклавную. Среди наших пациентов больше 80% – люди трудоспособного возраста, но работают далеко не все.

Праздник каждый день
Заведующий наркологическим отделением ЦРБ Альберт Терегулов считает, что в первую очередь нужно поставить заслон торговцам дешевой левой водкой – иначе в больнице не хватит места всем, кого нужно спасать после употребления суррогатных напитков.
– Точек по продаже разливной водки полно: любой наш пациент с окна палаты наркологического отделения может показать, где можно ее купить, – убежден Альберт Шамилевич. – Пришли бы эти охотники за легкими деньгами и хоть раз взглянули, до чего доводит граждан их «бизнес», как сотрудники больницы ухаживают за этими совершенно беспомощными людьми, узнали бы, какие средства тратит государство на их реабилитацию.
Врач психиатр-нарколог Денис Баймухаметов, который ведет прием в поликлинике с августа прошлого года, тоже считает, что, пожалуй, суррогатный алкоголь его пациенты употребляют куда больше, чем магазинный.
– Чишминцы чаще «болеют» после продолжительных праздничных каникул, – отметил молодой специалист, к которому за помощью обращаются больше двухсот человек в месяц. И тут же добавил: – Хотя, по правде, для «профессионалов» абсолютно все равно, какой сегодня день в календаре.

  • Царю-реформатору Петру Первому принадлежит идея не наказывать злостных пьяниц, а награждать медалями. «Награда» весила 6,8 кг, имела плоскую восьмиконечную форму и размер большой тарелки. Пьянице приходилось носить еще цепь и массивный ошейник. Общий вес ордена, сделанного из чугуна, составлял почти 8 кг. «Почетное украшение» торжественно вручалось алкоголику в полицейском участке. Ошейник прочно закреплялся на шее «награжденного» с помощью цепи так, чтобы снять его было невозможно. Вручение сопровождалось хохотом присутствующих.