Погода в Чишмах:
-2, -4 ° C 1 - 3 м\с З
Подписаться на газету "Родник плюс"-"Чишмэ" можно с любого дня. Вызвать курьера для оформления подписки можно на дом или на работу. Тел. 8 (34797) 2-33-63       *       
 
А было ей всего двенадцать…

Живая история


Наталия МАЛОФЕЕВА

Каждый год во второе воскресенье сентября весь мир вспоминает жертв фашизма. Это день памяти десятков миллионов людей – миллионов солдат, которые пали на полях сражений, но еще больше мирных жителей, которые погибали под бомбами, в концлагерях, от болезней и от голода.
У Марии Васильевны Суздаль из с. Шингак-Куль хранится маленькая пожелтевшая от времени фотокарточка – размером не больше спичечного коробка. Но несмотря на величину и качество снимка, он ей очень дорог. На этой крохотной фотографии 40-х годов прошлого века 12-летняя Маша запечатлена со старшей сестрой Антониной и еще двумя узницами, имена которых стерлись из памяти со временем, в концлагере г. Гредец, где они провели почти три года…
– Двести дней и ночей шли ожесточенные бои за Сталинград, – вспоминает Мария Васильевна. – Мы тогда, в 42-м, с родителями жили на четвертом этаже многоэтажки, а когда началась бомбежка, прятались вместе с остальными в подвале дома. В один из дней в наше убежище ворвались немцы и, угрожая оружием и крича «Русь, Русь, выходи!..», выгнали нас оттуда. Мне тогда было 12 лет, многое забылось. Помню, как нас, а пленников было очень много, после переклички посадили в товарный поезд и увезли в Германию.
Мария, ее мама, сестра и две тети оказались в лагере г. Гредец, в этом же городе работали на сталелитейном заводе, жили в бараках.
– Тут были пленные со всего мира: русские, поляки, французы, но к русским всегда относились хуже всего, – рассказывает она. – Кормили нас баландой из неочищенной картошки и шпината, а какое счастье было съесть кусочек хлеба! После войны у нас с мужем были в хозяйстве свиньи, и, знаете, мы их кормили лучше, чем нас тогда в застенках…
В немецком концлагере от туберкулеза умерла мама Марии Васильевны, сильно заболела и сама она. Лишения, голод, работа и жизнь под охраной ненавистных захватчиков – все помнит пенсионерка, но самое яркое впечатление – это долгожданное освобождение.
– Неподалеку от нас был лагерь военнопленных мужчин, – говорит Мария Васильевна, и на глазах у нее выступают слезы, – именно от них кто-то как-то узнал, что победа близко, и скоро наши освободители придут за нами. Так и случилось. Однажды мы услышали шум приближающихся танков, минуту спустя нас приветствовали танкисты, поднимая на руки и кружа нас, ребятишек.
Впервые за многие месяцы в мае 1945 года узники хорошо поели: вдоволь было и хлеба, о котором так мечтали, и масла. На Родину, в Сталинград, ехали уже пассажирским поездом.
После войны Мария Васильевна с сестрой остались одни, папа женился и уехал жить на Украину. В родном городе сестра устроилась на работу и жила в общежитии, младшая Маша – у родствен-
ников.
Волею случая оказалась Мария Васильевна в Башкирии – она сопровождала незрячего соседа Егора в Уфу, где он поступал в музыкальное училище. Здесь же и познакомилась с будущим мужем Николаем Ивановичем.
– Николай был фронтовиком, инвалидом I группы, на войне он практически полностью потерял зрение, – делится она. – Мы познакомились с ним, когда я приехала навестить Егора, они жили в одной комнате в общежитии. Будущий супруг сам родом из Шингак-Куля, предложил и мне остаться здесь, выйти за него замуж. Я согласилась.
Мария Васильевна и Николай Иванович всю жизнь прожили в Шингак-Куле, у них родилось трое дочерей и сын. Он работал заведующим местным клубом и был отличным баянистом, она ухаживала за ним, за детьми, а сама долго-долго лечилась от страшной болезни – туберкулеза. Мужа не стало в 1989-м, сейчас пенсионерка живет вместе с дочерью Татьяной, а на выходные в гости помогать по хозяйству приезжают внуки.
– То, что мы пережили, не дай бог никому, – тихо-тихо говорит Мария Васильевна. – И историю тех лет, историю подвигов наших отцов и мужей молодое поколение просто обязано знать, вам есть чем гордиться!
Тех, кто может рассказать о страшной войне и Великой Победе, осталось совсем немного. Пенсионерка предлагает создать в сельском клубе уголок памяти с архивными фотографиями. Может быть, там нашлось бы место и тому крошечному снимку, который так бережно она хранит.