Погода в Чишмах:
18, 20 ° C 1 - 3 м\с ЮЗ
Подписная кампания на II полугодие 2017 года в разгаре! Вызвать курьера для оформления подписки можно на дом или на работу. Тел. 8 (34797) 2-33-63       *       
 
Марсель Гибадуллин: Время выбрало нас…

Наталия Аникина

 

15 февраля 1989 года завершился вывод советских войск из Афганистана. За десять лет этой войны 15 тысяч советских граждан положили свои головы, выполняя интернациональный долг.

Большинство солдат Афганской войны составила молодежь. Парни попали на войну чуть ли не со школьной скамьи. Юнцы, не имеющие жизненного опыта, вдруг оказались в чужой стране, в непривычной враждебной среде. В их число попал и чишминец Марсель Гибадуллин.

– Мне тогда уже исполнилось двадцать лет, – вспоминает Марсель Александрович. – 31 марта 1981 года прямо с Чишминского военкомата я отправился на службу в армию. Очень хотелось попасть в Афганистан. Горел желанием пройти все испытания и стать настоящим мужчиной. За два месяца в Самарканде прошел двухмесячный «карантин» – теоретическую подготовку в ускоренном режиме.

22 июня был уже в Кандагаре и в первый же день получил боевое крещение.

Воин-интернационалист вспоминает, как тогда его группе поставили задачу заступить в засаду: перекрыть проторенный «духами» путь переправки оружия из Пакистана в районе пустыни Регистан.

– Ночь… Стрельба.., – рассказывает ветеран. – Об опасности и не задумывались – попросту не было времени…

Тогда он впервые посмотрел в глаза смерти, потерял своего первого товарища, увидел боль в глазах раненых, которых выносил с поля боя. Спасая боевого друга, он получил ранение в руку. Это случилось полтора года спустя, в январе 83-го в «одиноких соснах» – так солдаты между собой называли клочок земли с несколькими деревьями, через который проходили советские колонны с питанием и оружием и который непрерывно обстреливался афганскими боевиками. Марсель Гибадуллин вошел в группу, которой поставили задачу «прочесать» местность.

– Перво-наперво пошли мы, разведчики, – вспоминает Марсель Александрович. – Спустя какое-то время попали под обстрел снайпера. Двоих ему удалось «зацепить». Вызвали «вертушки», отправили раненых «на броню», в госпиталь, а сами отправились дальше. Добрались до зарослей виноградника. Там-то и накрыл всю нашу группу шквальный огонь, заставил прижаться к земле. Витя Гацум, мой товарищ, упал как подкошенный. Нашли палки, сняли ремни с автоматов – соорудили носилки и вынесли его с поля боя, но было поздно – пуля попала в голову. Затем «духи» положили еще одного нашего бойца, ранили другого, третьего… Строчили так, что мы не успевали оттягивать ребят  из-под пуль. Там-то меня и зацепило в руку. Больше служить я уже не смог…

Ветеран вздыхает. Его взгляд устремляется на фотографии, бережно сложенные в армейском альбоме. Медленно и трогательно, будто по чему-то одушевленному, его рука скользит по холодным фотокарточкам.

– Витя Климин, Риф Кудояров, Юра Сомов, Игорь Кузьмин, Роберт Курамшин, – он произносит имена сослуживцев как гимн мужеству. – Многих товарищей уже нет в живых. После войны не у всех жизнь сложилась, не все смогли перенести полученные душевные травмы…

Сейчас Марсель Гибадуллин – организатор-преподаватель ОБЖ и физкультуры в четвертой поселковой школе. Он в качестве председателя Правления районной организации инвалидов войны и военной травмы отстаивает права побратимов. Что осталось у него после той войны? Награды – медали «За боевые заслуги»  и ««Генерал армии Маргелов», афганские песни да память…Чтобы донести до потомков, как это страшно, когда война…