Погода в Чишмах:
12, 14 ° C 2 - 4 м\с З
Подписная кампания на II полугодие 2017 года в разгаре! Вызвать курьера для оформления подписки можно на дом или на работу. Тел. 8 (34797) 2-33-63       *       
 
Встреча на аллее

Аркадий Михайлов

Летний денек выдался теплым, солнечным. На аллее играли дети, из открытых окон одной из многоэтажек доносилась музыка, переговариваясь, спешили по своим делам люди. И лишь сидевший на скамейке мужчина с ранней сединой на висках был угрюм и безучастен ко всему.
А ведь когда-то и он был счастлив и доволен жизнью. Имел семью, хорошую работу, дачу, автомобиль. Появилась любовница, с которой уехал на юг отдыхать, а вернувшись, объявил жене о разводе. Не пожалел и детей, которые уже подросли и с молчаливым упреком смотрели на собиравшего свои пожитки отца. Однако не принесла ему счастья и новая возлюбленная. Привыкшая к роскошной жизни, она требовала все больше денег на наряды, отдых на пляжах у моря, ужины в кафе. Герою нашего рассказа (а он был главбухом одного из перерабатывающих предприятий) приходилось брать безотчетно деньги из кассы, покрывая эти суммы за счет ежедневно производимой продукции, благо директор завода доверял ему. Нагрянувшая ревизия выявила крупную недостачу, которая была квалифицирована как хищение. В итоге главбух получил пять лет лишения свободы с конфискацией имущества. Чтобы не слышать пересудов, жена с детьми
уехала в другой город. А любовница долго ждать не стала – выскочила замуж за другого. После отсидки остался один, и даже знакомые старались обходить его стороной.
Все это вспоминал он, сидя на скамейке, погруженный в тягостные думы. Мимо по направлению к железнодорожному вокзалу размашистым шагом шли офицер и двое солдат. Купив в киоске газету, они присели на противоположную скамейку, просматривая новости. Офицер несколько раз взглянул на молчаливого мужчину, лицо которого показалось знакомым. Подойдя, поздоровался и спросил:
– Вы не Прохоров?
– Да, – угрюмо отозвался тот, – а что?
– А я тоже Прохоров. Александр Петрович. Ну как живешь, отец? Я здесь в командировке, сейчас уезжаем.
В груди мужчины заклокотало, на глазах выступили слезы, задрожали руки. Он силился что-то сказать, но мешал комок, подступивший к горлу.
– Товарищ майор, состав прибыл! – закричали солдаты. – Объявлена посадка!
– Прощай, отец, – сказал сын. – Кто знает, встретимся ли еще.
И резко повернувшись, вместе с солдатами зашагал к привокзальной площади.
Отец несколько мгновений сидел, сжав голову руками, потом поднялся и зашаркал ногами к вокзалу. Посадка уже заканчивалась, на перроне оставались лишь провожавшие. У окна одного из вагонов возле открытой форточки стояла группа военных, среди них и его сын. Отец замахал руками, глухо прокричал:
– Сынок, прости, я, я…
Последние его слова заглушил паровозный гудок. Поезд тронулся и, набирая ход, вскоре скрылся вдали. А отец все еще стоял и смотрел вслед. Затем на ослабевших вдруг ногах направился к выходу, сделал несколько шагов, зашатался и упал. Прибывшая по вызову «Скорая помощь» констатировала сердечный приступ…