В гостях у газеты «Родник плюс» Забир Ахунов

 

Фарида Хакимзянова

В Чишминском районе возродилась добрая традиция наших предков всем селом строить храмы – ежегодно в каком-тонаселенном пункте проходит торжественная церемония открытия мечети или церкви. Настала очередь и жителейстаринной деревни Абраево, основанной в 1736 году. Сегодня в гостях у газеты «Родник плюс» – один из инициаторов строительства мечети в д. Абраево и автор проекта, уроженец этой деревни, начальник отдела градостроительного контроля Государственного комитета РБ по жилищному и строительному надзору Забир Ахунов.

– Забир Мунирович, вы так часто навещаете родную деревню, что ведущая к ней дорога, как образно выражаются ваши соседи, не успевает покрыться пылью.

– Близких родственников у меня в ауле не осталось, но там живут дорогие сердцу односельчане, которые помнят моих родителей, и там же покоится отец. В деревне Абраево прошло мое детство, а места, связанные с ним, с каждым прожитым годом становятся ценней. Как-то мне в руки попала Чишминская районная газета с публикацией, которая запала в душу. Женщина на старости лет обнаружила во дворе отчего дома сохранившийся большой камень, на котором она маленькой девочкой мыла ноги, и выкупила избу у ее новых хозяев. Мне понятен ее поступок.

– Недавно появился еще один весомый повод, чтобы чаще наведываться в деревню.

– Задумка построить мечеть была давно – и, как потом выяснилось, не у меня одного. Я как-то встретился с сыном бывшего директора местной школы Салаватом Сагатдиновым. Ребенком я много времени проводил на территории школы – практически вырос там. Я уже тогда любил рисовать, а Санир абый Сагатдинов и учитель труда Ильдус Юнусов всячески поддерживали мое увлечение, да и их общество мне было интересно. Салават младше меня на десять лет, обычно он тоже старался держаться ближе к нам – наверное, ему было занятно. Санир абый рано ушел из жизни, и Салавату, маленьким оставшемуся без отца, пришлось нелегко в этой жизни. Вот и поделился он со мной, что у него есть желание внести свою лепту в возрождение и сохранение культурного наследия и традиций села. Мы с ним поговорили о том, что в деревне Абраево, где в старину, как рассказывают аксакалы, было даже три мечети, надо бы построить новый храм. С ним же мы, с согласия жителей, и подобрали участок – на месте деревянного здания 1910 года постройки, где располагалась школа. Была даже мысль восстановить его, но потом передумали. Подсказку нашли в татарской пословице: «Искегэ тисэн, исен китер», что означает: прикоснешься к рухляди – ахнешь. Средства на строительство пожертвовали все селяне, но львиную долю помощи, в том числе финансовой, материалами, рабочей силой, оказал и оказывает Салават Санирович, а также его друзья и знакомые.

– Чем вы руководствовались, проектируя мечеть в родной деревне?

– Элементы фасада нашего храма, его купол, полумесяцы, михраб (ниша в стене, ориентированная на Мекку), внутреннее убранство исполнены в стиле традиционной старинной татарской мечети, чтобы, как я уже говорил, сохранить культурное наследие жителей деревни Абраево и окрестных сел. Габариты здания составляют 16х13 метров, общая площадь – 170 квадратных метров, молельный зал для мужчин – 87 кв. м, высота молельного зала – 5 метров, балкон для женщин –20 кв. м. Есть помещение площадью 40 кв. метров для обучения Корану, проведения никаха, комнаты для омовения, приготовления халяльной пищи, раздевалка. Позолоченный купол диаметром пять метров над молельным залом и минарет высотой 18 метров тоже с позолоченным шатром увенчаются полумесяцами.

– Здание получается внушительным.

– Я хотел бы поблагодарить администрацию Чишминского района и сельского поселения Чувалкиповский сельсовет за поддержку в организационных делах. Перед тем как приступить к работе, нужно было получить разрешительные документы. В оформлении махалли (совет прихожан мечети) в ЦДУМ России, постановке ее на учет большое участие принимал Ильдар Ганиев. Возглавил махаллю Фарагат Талгатович Гилязов, который и руководит всей работой на стройплощадке. Ему 58 лет, у него пятеро детей, всю жизнь работал в колхозе. Его супруга Назифа во всем поддерживает его: помогает готовить еду, топить баню для строителей. В организации уборки и наведении порядка на территории мечети во время строительства большое участие также принимает Ханиф Ганиев. С техникой помогает Эрнес Альфирович Каримов. Я сам выбираю все стройматериалы и курирую, теперь уже чаще дистанционно, через Интернет, процесс строительства. Когда в 2015 году работы начались, приезжал в деревню почти каждый день. С любым вопросом мы обращаемся к главе сельского поселения Чувалкиповский сельсовет Тагиру Каримову. Я горжусь, что на селе есть такие люди, на которых можно положиться. Ввести здание в эксплуатацию планируем в 2020 году, но было бы хорошо успеть годом раньше, к празднованию 100-летия родной республики. Пользуясь случаем, обращаюсь к жителям, уроженцам, гостям деревни с просьбой принять участие в строительстве, благоустройстве территории строящейся мечети деньгами, материалом, физическим трудом.

– Виктор Гюго считал зодчество главной летописью человечества. Какую информацию вы хотели бы донести через новую мечеть грядущим поколениям?

– Храм символизирует единство людей. Это народное достояние, поскольку возводится всем миром. Каждый должен внести в него свой вклад. Не случайно 2018 год в России объявлен Годом волонтера и добровольца – настало такое время, когда все мы, я надеюсь, созрели для того, чтобы жертвовать личным временем на общее благо.

– Помню в детстве, когда нанимали плотника, мы всей семьей старались ему угодить – чтобы суп с домашней лапшой получился наваристым, баня – горячей. Да что я рассказываю – вы же внук плотника! Сегодня же одной из самых престижных считается работа архитектора…

– …и в этой связи позвольте мне несколько слов сказать про моего коллегу, главного архитектора Чишминского района Илдуса Зайнуллина. На местах и должны быть такие архитекторы, но таких мало. Он трудяга, фанат своего дела, очень творческий человек, прекрасный семьянин. Его заслуга в плане застройки, благоустройства поселка Чишмы и населенных пунктов района очень большая. К слову, он хороший художник, красиво поет и замечательно играет на гитаре.

– Вы своими руками построили два дома: в Давлекановском районе, где около 20-ти лет проработали главным архитектором, и Демском районе Уфы. Что бы посоветовали желающим обзавестись собственным гнездышком?

– Я сторонник как раз «гнездышка». Лучше построить удобный одно-двухэтажный домик, рассчитанный на одну семью, – молодежь все равно живет отдельно. Использовать рекомендую местные, экологичные, недорогие материалы: камень, песок, дерево, глину. Зависть к соседу, отгрохавшему высокий терем, – не лучший советчик. И я считаю, что свое жилье нельзя превращать в бизнес, в объект выгодной продажи.

– Кстати, один из самых авторитетных российских экспертов в области архитектуры и градостроительства сказал, что человек должен жить не «выше дерева», то есть примерно до 8–9-го этажа.

– Я солидарен с академиком Юрием Бочаровым, о ком вы упомянули. То есть я тоже приверженец низкоэтажной застройки. Как обычно бывает: люди из деревни бегут, берут ипотеку или кредит, приобретают квартиру в городе где-то на 20-м или выше этаже, а после того, как расплатятся, их начинает тянуть обратно в деревню.

  • Досье

Забир Ахунов родился в 1959 году в д. Абраево. Окончил восьмилетку в родной деревне, аттестат о среднем образовании получил в Старомусинской школе. Мама Минзифа Хуснурияловна похоронена в д. Новоабдуллино, откуда родом, отец Мунир Гарифуллович – в д. Абраево.

Оба его дедушки – участники ВОВ: Гарифулла Хайруллин из д. Абраево пропал без вести в 1942 году, Хуснуриял Ахунов из д. Новоабдуллино вернулся после войны домой, дожил до 90 лет.

Друзья называли Забира вечным студентом: после школы поступил в Ляховское СПТУ, где получил специальность водителя, три года проучился на факультете «Авиационные двигатели» в авиационном институте, в итоге стал архитектором, окончив архитектурно-строительный факультет нефтяного института.

Ахунов должен был проходить армейскую службу в Германии, но, узнав, что он хорошо рисует, его оставили в столице Татарстана в воинской части Казанского кремля, на плацу которого позже была возведена мечеть Кул-Шариф.

Когда учился в профтехучилище, по приглашению приятеля Аяна Масалимова пошел в с. Чувалкипово на аулак (сборище молодежи в сельском доме, хозяева которого отлучились) с единственной целью увидеться и поговорить со своей будущей женой, старшеклассницей местной школы Анузой. Но скрыл от нее, что давно положил глаз на нее. Ануза, в свою очередь, сделала ему сюрприз, поступив в финансово-экономический институт города Казань, где он в это время служил.

Став студентом после армии, Забир постоянно летал на самолете из Уфы в Казань к любимой. Деньги на билет туда и обратно, на проживание зарабатывал в стройотрядах – строил сказочные детские городки из дерева по заказу через Областной штаб студенческих строительных отрядов.

Своей девушке в Татарстан, где талонная система была введена раньше, чем в Башкортостане, привозил продукты питания. Забир и Ануза встречались семь лет, вместе живут 34 года.

У Ахунова две дочери: Гульнара – архитектор, Эльвира – юрист. Обе замужем. Внуку Ильхану два с небольшим года.

Забир Ахунов безвозмездно, по просьбе своего друга Рафаэля Таминдарова, сделал проект новой мечети с. Калмашево, а также эскиз рисунка на стеле в честь тружеников тыла и детей войны, установленной в этом селе в прошлом году.